logo
Последние новости
Когда я родился, мой левый глаз был полностью парализован. Мое веко было намертво закрыто, и в тот...
23 февраля Джонни Гринвуд из Radiohead появился на гидравлической электростанции; это невероятное...
Ближайшие концерты

На текущий момент не ведется концертная деятельность

Трудности перевода: Том Йорк и Дэниэл Крэйг для Interview. Часть 4

Radiohead выпустили свою следующую пластинку In Rainbows (2007) в формате цифрового релиза для скачивания в интернете без какой-либо рекламы. Слушатели могли заплатить за альбом любую цену, которую они посчитают нужной. И, что примечательно, альбом занял первое место в чартe Billboard после начала продажи дисков два месяца спустя.

Radiohead играли на грани, мелькали на эстраде, гастролировали с палатками, боролись с Международным Валютным Фондом и администрацией Буша, поддерживали организации, выступающие за честную торговлю и права человека, были экологическими активистами, воплощали в себе дух времени, переживали взлеты и падения. В целом, Radiohead были группой, которая, правильно это или нет, жила своей жизнью, болезненно реагируя на то, что им не нравилось, наплевав на вознаграждения и последствия. Если бы Radiohead были бы одним человеком, им бы стал Нил Янг (американский гитарист-экспериментатор и общественный активист — прим. UNIMAG).

Одна из простейших цитат, которую кто-то однажды сказал мне, гласит: «У денег нет совести». Это классика, благодаря которой ты поверишь в сокращение объема вмешательства государства в экономику. Но значит ли это, что ты веришь в 8-летних детей, которые шьют футбольные мячи? А именно на это и ориентируется рынок. Сейчас самый что ни на есть капиталист будет поддерживать точку зрения, что рынок контролирует сам себя – и может быть, так оно и есть, в каких-то небольших областях. Возможно, что  Лондон был основан именно на таком принципе.

Не уверен насчет Лондона. Недавно показывали документальный фильм про него. Ты знаешь, почему Лондон за последние 20 лет стал таким могущественным городом? Из-за оффшоров. У нас есть древние окраины империи и эти маленькие острова, с которыми мы до сих пор связаны, вот как происходит дело с этими оффшорами. Вот почему так много денег проходит через Лондон – из-за этих странных маленьких лазеек, через которые деньги незаметно перемещаются в сторону Каймановых островов. Но все это было во времена Тетчер и Рейгана, когда они начали давать рынкам независимость. Как бы то ни было…

Как бы то ни было… [оба смеются] Ты говорил насчет движения вперед вместе с Atoms for Peace, что немаловажно. Но Radiohead все еще существуют, и я надеюсь, что будут существовать и впредь. У тебя есть какой-то план? Или ты пустил все на самотек?

Боже, как бы я хотел, чтобы у меня был план. [смеется] Единственный план, который мы продумали недавно – это взять перерыв на год, чего очень хотел Эд О’Брайен. Эд хотел пожить где-нибудь в другом месте и полностью отключиться от внешнего мира.

И просто пожить.

Что-то типа того, да. Как-то так: «Эй, как насчет 12 месяцев, во время которых мы не будем связывать себя никакими обязательствами?» Интересная перспектива.

И вы успешно справились с этим?

Ну, конечно, что делают дураки – дают другие обязательства.

[смеется] Что же, не могу вас осуждать. Остальные члены группы сумели не принимать ни в чем участие? Или они заняты чем-то другим, пока ты работаешь с Atoms for Peace?

Все они чем-то заняты. Джонни, как обычно, занимается кино, и это ему очень нравится. Фил Селуэй занимается звукозаписью. Я вообще не могу остановиться. Даже когда я прекращаю чем-либо заниматься, то все равно прихожу в восторг, когда кто-то говорит мне: «Давай поработаем пару недель?» Даже если это займет всего пару дней, я говорю: «Да, здорово», потому что в моей голове нескончаемые аккорды, слова, идеи…Это всегда очень волнительно, но если что-то идет паршиво, то всегда найдется что-то другое, чем можно себя занять.

Ты начинаешь с текста? Или в твоей голове всегда есть мелодии, которые ты потом используешь?

Почти всегда это мелодии, музыкальные темы или ритмы.

На Википедии сказано, что гитарист Queen Брайен Мэй первоначально очень повлиял на тебя, поэтому я закончил читать на этом месте.

[смеется] Что же, в это очень трудно поверить.

Я могу исправить этот раздел, если хочешь. Но нельзя не признать, что мировая танцевальная музыка оказывает на тебя сейчас большое влияние.

Сейчас это мировая танцевальная музыка и какие-то ритмичные вещи, которые далеки от минорных G-A-B-E…

Ты только что описал мою игру на гитаре. [оба смеются]

Мне очень нравятся такие вещи, которые приводят тебя в восторг совсем не так, как если ты пытаешься написать вокальную партию или что-либо в таком духе. Но в тоже время, мне до сих пор очень нравится находить аккордные прогрессии, которые удовлетворяют меня и вызывают определенные эмоции каждый раз, как их проигрываешь. Вот на чем я был воспитан.

И, вероятно, это никогда не кончится, если учитывать чем ты занимаешься.

Нет. Это нечто другое, когда ты чувствуешь: «Хорошо, может у меня начинает неплохо получаться…» Обычно это хороший момент покончить с этим. Если тебе по-настоящему начинает нравиться, тогда это, вероятно, дерьмо какое-то. [смеется]

Это позиция англичанина? Я так же отношусь к некоторым вещам – здоровый цинизм, чтобы удостовериться, что ничего не остается в первозданном виде.

Это как маленький сигнал тревоги в твоем мозгу.

Значит ли это, что ты рано уходишь с вечеринок?

Ой …

Без комментариев. Справедливо.

А ты?

Я предпочитаю приезжать последним, а уезжать первым, но у меня никогда не получалось так сделать.

Даже сейчас я остаюсь до самого конца и иногда вижу, как сталкиваются машины. Но я больше не виновник автокатастроф.

Оксфордшир – до сих пор дом для тебя. Как ты справляешься со своими семейными обязанностями?

Так же, как и тебе, мне приходится проводить много времени вне дома. Ты проводишь свое время, дав обязательство быть в других местах. Лично я смирился с тем фактом, что я прихожу и ухожу.

И твоя семья прощает тебе это?

О да, полностью! Но ты знаешь, это сложная штука. Дети на многое реагируют совершенно спокойно, и, если для них нет никаких проблем, для меня это тоже не проблема…

Ты берешь их с собой в тур?

Иногда. В том смысле, что мне немного не нравится, например, когда секьюрити окружают их посреди тридцатитысячной толпы. От этого меня немного передергивает: от одной мысли, что они видят всех этих людей, немного странных, сумасшедших, называй, как хочешь, и ассоциируют их со мной… Но они этого не делают. Забавно, но у них будто иммунитет выработался к подобному, потому что ничего другого они и не видели, и для них это не значит то же, что для их друзей. Для них это: «Вот этим занимается папочка». Так что это приятно.

Ты боролся со всем этим приходящим? Ну, знаешь, вот ты играешь в группе, как вдруг, совершенно неожиданно, становишься крутейшей звездой. Ты боролся с этим?

Боролся. Думаю, все это обрушилось на нас во времена OK Computer, и я даже не замечал этого, пока сам не впал в ступор. Я сходил со сцены и не мог говорить – я не просто подвергся славе. Скорее, я не имел общего представления, не понимал, какого черта от меня хотят все эти люди. Я выходил на сцену, просто делая то, что должен, пытаясь заполнить пространство, которое не мог заполнить, потому что не понимал, что творится. Как будто тебе дают работу, которая находится за пределами твоих возможностей. Мне понадобились годы, чтобы понять, что нужно делать в таких ситуациях. Подобное испытывали многие музыканты, которых я знаю, да и сам был однажды на грани срыва, такое дело.

© Русскоязычный фан-сайт группы Radiohead.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты сайта | Друзья сайта