logo
Последние новости
Когда я родился, мой левый глаз был полностью парализован. Мое веко было намертво закрыто, и в тот...
23 февраля Джонни Гринвуд из Radiohead появился на гидравлической электростанции; это невероятное...
Ближайшие концерты

На текущий момент не ведется концертная деятельность

Интервью с гитаристом Radiohead Джонни Гринвудом. Часть 1

23 февраля Джонни Гринвуд из Radiohead появился на гидравлической электростанции; это невероятное кирпичное здание, в котором все еще находятся его старые механизмы, которые еще недавно являлись местом расположения Wapping Project. Вместе с солистами Лондонского Современного Оркестра(LCO) Джонни выступил с новым материалом и подборками из кинофильмов, включая композиции Й.С. Баха, Генри Пёрселла и Эдмунда Финниса. 

Концерт - доказательство его заинтересованности в классических традициях, а также того, что Гринвуд - уважаемый и популярный композитор. Сольные композиции музыканта легко расценить как его уход из Radiohead.

Но вклад Джонни в карьеру группы, в настоящем и прошлом, позволяет видеть более широкую картину. В ‘Exit Music For A Film’ из альбома Ok Computer можно услышать намек на Кшиштофа Пендерецки (польский композитор и дирижёр), в 'Climbing Up The Walls' его влияние можно услышать более явно.

В то же время, аранжировки песен 'The National Anthem' и 'Life In A Glasshouse' говорят о том, что Гринвуд намного больше заинтересован в создании музыки, более талантлив и амбициозен, чем большинство среднестатистических музыкантов; он часто использует инструмент "Волны Мартено", популяризированный композитором Оливьем Мессианом, чьи невероятные музыкальные мотивы появляются в 'Where I End And You Begin' из альбома Hail To The Thief и песне Kid A 'How To Disappear Completely'. Также, мы не можем не вспомнить фестиваль 2005-го "Ether Festival", на котором Том Йорк разделил сцену с Джонни Гринвудом и Nazareth Orchestra, исполнив новую песню Radiohead 'Arpeggi'.

Это не было похоже на все, чем занималась группа прежде, но похожие отголоски можно услышать в 'Weird Fishes/Apreggi' из альбома In Rainbows 2007-го года. Во время исполнения песни на фестивале музыкальные волны росли и беспомощно угасали под влиянием мощного вокала Тома Йорка, в альбоме инструменты заменены голосом гитариста Radiohead Эда О'Брайена; в то время как центральная музыкальная прогрессия схожа в той и другой версии песни, в альбоме In Rainbows передний план занимают гитары, перекрывая волны Мартено, чье звучание характеризовало выступление на Ether Festival.

Использование этого инструмента в частности говорит об его  отношениях с Radiohead и связью с композитором Оливье Мессианом, и, к тому же, оно является точным символом творчества Джонни. Гринвуд признается в любви к музыке Оливье Мессиана и к инструменту, фигурирующему в его сольных композициях - 'Smear', 'Piano For Children' и 'Popcorn Superhet Receiver' в 2004-2005 годах - и его участии в создании фильма Пола Томаса Андерсена, There Will Be Blood, который донес сольные композиции Гринвуда до широкой аудитории.

Как и можно ожидать от такого талантливого музыканта как Гринвуд, его красноречие и ясность мысли открываются с новой стороны, пока он рассказывает о прогрессе в музыкальном плане и влиянием, которое оказали на него музыканты. Еще более удивителен тот факт, что славу и похвалу он принимает с большой неохотой. Возможно, эта черта и является тем самым, что определяет его уникальный талант.

Притон: Знаешь, твои произведения будут звучать великолепно в таком акустическом пространстве как выбранная тобой гидравлическая электростанция. Скажи, как важна для тебя  организация выступления и как влияют фильмы, для которых ты пишешь, на создание музыки?

Джонни Гринвуд: Во-первых, спасибо, и я очень надеюсь, что ты прав. И я до сих пор не знаю, важна ли организация. Думаю, этим и интересны живые концерты. Я видел LCO на разнообразных необычных площадках по всему Лондону - на заброшенный подземной станции, на верхушке Primrose Hill - и мне очень понравилось видеть оркестр в необычной обстановке. Есть что-то такое в свободе от поставленных номеров и площадок со светящейся 'V'. Отсутствие определенного сценария на площадке приближает тебя к таким великолепным музыкантам. Да и к тому же, приятно, когда на концертной площадке есть еще и бар.  

Отвечая на второй вопрос, на данный момент я пишу музыку только для выступлений. В обычной ситуации я бы сейчас работал над целой музыкальной сессией для фильма, но лично для меня хорошо быть сфокусированным на чем-то одном. Сейчас я пытаюсь закончить несколько коротких отрывков, а потом мы будем работать над звучанием. Это, наверное смешно, но я доверяю микрофонам, колонкам и записям все меньше и меньше, и больше не ведусь на утверждения о том, что я мог бы воспроизвести дома в своих наушниках тоже самое, что услышу вживую. Оркестр - это цельный набор колонок, которые реагируют по разному на каждого музыканта, студию и  каждый концерт - вот что я называю высоким уровнем неопределенности и нестабильности, который мне нравится.

Музыка буквально впитывается прямо из инструментов в стены помещения, и это поистине нечто уникальное. Альтернатива - левая колонка, правая колонка - что-то вроде компромисса. Плюс, что-то всегда может пойти не так, частично я наслаждаюсь именно этим напряжением. 

Притон: Как отличается процесс написания музыки для определенного события от рутинного процесса?

ДГ: Я готовлю несколько микротоновых штук для LCO и хочу услышать как всё это будет звучать на концертной площадке. Также мы делаем и с Radiohead - большие глухие залы предлагают большой выбор музыки, которую можно исполнить в их стенах, и было бы неплохо иметь такую же роскошь на классическом концерте. Программы для подобных выступлений обычно планируются за несколько месяцев. Думаю, закрытое помещение чересчур отражающее для микротонов, которым необходима определенная акустика и лишь семь музыкантов и, возможно, немного волн Мартено.

Притон: Как композитор ты, несомненно, открыл новое направление в музыке. Как можешь описать своё открытие?

ДГ: Постепенно я стал более уверен в написании партитур для оркестра. Было очень интересно работать над микротональными мелодиями, как и, собственно, над романтическими отрывками, особенно для Norwegian Wood. Даже в There Will Be Blood присутствует небольшая часть традиционной струнной музыки. Странным кажется тот факт, что ты, полу-полу-компетентный музыкант, пишешь оркестровые партитуры. Я до сих пор иногда недооцениваю способности настоящих музыкантов. Всегда опускаю их до своего уровня...так, по-крайней мере, мне становится проще исполнять свои партии.

Притон: Мне кажется, что Norwegian Wood и The Master, еще не являясь устойчивыми композициями, возможно учитывают соответствующие периоды больше, чем, скажем, There Will Be Blood?

ДГ: Обычно, я стараюсь сохранять технологию верной на протяжении фильма. Возможно, я немного схитрил с волнами Мартена в There Will Be Blood - хотя, такое уже существовало в 1920-х, это вам каждый зануда может доказать. Я как бы повернут на этом, серьезно. Для Norwegian Wood я отыскал японскую гитару с нейлоновыми струнами и некоторое записывающее оборудование, и записал несколько гитарных соло, которые предназначались к написанию Рейко, преподавателем фортепиано. Я представил как бы это было, найти записи годы спустя, и послушать заново их звучание. Думаю, очень претенциозно не упоминать обо всем этом в фильме или книге, но в написании музыки это помогает чрезвычайно. Все потому, что у меня была возможность поинтересоваться о том, как бы классическая пианистка училась играть в полной изоляции, и что бы она написала. В обычное время, все дело состоит в нахождении верного инструмента. В случае с We Need To Talk About Kevin решающей точкой стала арфа, плюс холодные аккорды и пустая музыка. 

© Русскоязычный фан-сайт группы Radiohead.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты сайта | Друзья сайта